Анна Володина: материалы для семинара.

Интеллектуальная собственность
Выдержки из закона об авторском праве и старого ГК
Авторский договор. Типовой
Комментарий к типовому Договору
Право на собственное изображение
Обзор судебной практики
Полезные ссылки
Ношение предметов, которые правоохранительные органы могут расценить, как разновидность холодного или огнестрельного оружия
Административная и уголовная ответственность
Выдержки из ФЗ Об оружии
МЕТОДИКА ЭКСПЕРТНОГО РЕШЕНИЯ ВОПРОСА О ПРИНАДЛЕЖНОСТИ ПРЕДМЕТА К ХОЛОДНОМУ ОРУЖИЮ
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 12 марта 2002 г. N 5 'О суд...
Полезные ссылки
Получение травм во время различных мероприятий и турниров и порядок возмещения физического вреда и т.д.
Правила судебно-медицинского определения степени тяжести телесных повреждений...
Понятие и виды наказаний в УК
Выдержки из кодексов
Правовые аспекты организации РИ
Административная ответственность на играх
Выдержки из Лесного кодекса
Постановление Правительства РФ от 16 июня 2004 г. Nљ283 'Об утверждении...
Приказ Рослесхоза от 13 ноября 1998 г. N 188 'Об утверждении Положения ...
Полезные ссылки
Правовое сопровождение организации и деятельности ролевых клубов
Закон о Некоммерческих организациях
ФЗ "О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей"

Интеллектуальная собственность

Дианова, О. С.

Право на собственное изображение: понятие и защита

Личное неимущественное право на собственное изображение закреплено в ст. 514 ГК РСФСР 1964 г.[1], которая предусматривает охрану интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства. Суть данного личного неимущественного права заключается в том, что опубликование, воспроизведение и распространение произведения изобразительного искусства, в котором изображено другое лицо, допускается лишь с согласия изображенного, а после его смерти — с согласия его детей и пережившего супруга.

Исходя из анализа содержания указанной статьи, можно отметить, что указанная норма имеет регулятивный характер, поскольку гражданин обладает правом на собственное изображение, которое может быть не только защищено, но и осуществлено, в типичной для гражданского права форме: путем совершения односторонней или двусторонней сделки. Учитывая это обстоятельство, некоторые авторы ставили под сомнение наименование указанной статьи: «Охрана интересов гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства». По мнению К. Б. Ярошенко, поскольку в статье речь идет об обычном субъективном праве, ее название должно звучать по-иному, а именно: «Права гражданина, изображенного в произведении изобразительного искусства»[2].

Таким образом, является не совсем оправданным помещение указанной статьи в IV разделе ГК РСФСР «Авторское право». Указанное право не входит в институт авторского права, хотя и предусмотрено в связи с ним. Существенным является так же и то, что субъектом указанного права является изображенное лицо, а не автор и не правопреемник последнего. Исходя из этого, более целесообразным было бы помещение данной статьи в соответствующем разделе (главе) гражданского кодекса. Однако в связи с тем, что в ГК РСФСР такой специальной главы не было, предоставление указанных прав гражданам строилось по принципу ограничения прав авторов соответствующих произведений[3].

В качестве носителей указанного права выступают любые лица, независимо от объема их дееспособности. В литературе также отмечалось, что частично дееспособные и ограниченные в дееспособности могут осуществлять это право самостоятельно, поскольку установленные для них ограничения дееспособности касаются актов распоряжения правами имущественными[4]. Если лицо недееспособно, то согласие на опубликование, воспроизведение или распространение его изображения дают законные представители, опекуны и попечители.

Таким образом, закон ставит возможность совершения указанных действий в зависимость от наличия или отсутствия согласия изображенного или его законного представителя, опекуна и попечителя, а в случае смерти лица, от согласия его детей и пережившего супруга. Необходимо отметить, что форма такого согласия в законе не определена, хотя она имеет очень большое значение. Для устранения сомнений в истинной воле изображенного, предлагается ввести в текст закона письменную форму согласия изображенного лица.[5] Целесообразно дополнить ст. 514 ГК РСФСР положением о том, что после смерти лица допускается опубликование, воспроизведение и распространение изображения с согласия родителей изображенного, а также иных близких родственников. Заслуживает внимание указание о том, что при возникновении разногласий между правопреемниками изображенного лица представляется правильным придавать решающее значение негативной воле каждого, а не принимать решение большинством голосов[6].

В порядке исключения закон указывает, что такого согласия не требуется, когда опубликование, воспроизведение или распространение изображения лица происходит в государственных или общественных интересах. Некоторые авторы указывают на необходимость конкретизации указанного положения, поскольку оно может истолковываться различно, в том числе и во вред изображенному лицу[7]. Исходя из этого, предлагается уточнить это положение, указанием о том, что без согласия гражданина его изображение может использоваться только в случаях, прямо предусмотренных законом.

В настоящее время такие случаи предусмотрены рядом правовых актов, к которым в частности относится закон «О милиции»[8]. Так, в ст. 11 закона закреплено положение о том, что сотрудники милиции имеют право производить фотографирование, кино- и видеосъемку, и при отсутствии согласия лиц, подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, подвергнутых административному аресту, а также лиц, в отношении которых имеется повод к возбуждению дела об административном правонарушении, при невозможности установления их личности и иных лиц, в отношении которых в соответствии с федеральным законом предусмотрена обязательная дактилоскопическая регистрация.

В законе «О средствах массовой информации»[9] также установлены случаи, при которых допускается распространение сообщений и материалов, подготовленных с использованием скрытой аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки:

1) если это не нарушает конституционных прав и свобод человека и гражданина;

2) если это необходимо для защиты общественных интересов и приняты меры против возможной идентификации посторонних лиц;

3) если демонстрация записи производится по решению суда (ст. 50).

Таким образом, закон все же допускает возможность проведения скрытой записи, хотя по формальным признакам оно может нарушать права и законные интересы граждан.

Согласия лица на опубликование, воспроизведение и распространение произведения также не требуется, если изображенное лицо позировало автору за плату. В этом случае (когда не требуется согласия изображенного), по мнению Б. Б. Черепахина, не возникает и права на собственное изображение.[10] Однако следующее утверждение автора не только не подкрепляет сделанного им вывода, а напротив опровергает его. Так, ученый утверждает, что рассматриваемое право «является самостоятельным личным неимущественным правом гражданина, возникающим при всяком создании кем-либо его изображения тем или иным способом»[11]. Таким образом, в позиции Б. Б. Черепахина обнаруживаются определенные противоречия.

На наш взгляд, право на собственное изображение не следует трактовать так узко, ведь, как справедливо отметил Ш. Т. Тагайназаров, право на собственное изображение может быть нарушено также и при использовании его в недостойном, унизительном виде или в случае изображения лица в обстановке, способной вызвать презрительное отношение к изображенному.[12] Поэтому даже в тех случаях, когда не требуется согласие изображенного на опубликование, воспроизведение или иное распространение изображения лица, оно не должно нарушать его права и интересы.

Право на собственное изображение является абсолютным субъективным личным неимущественным правом, его защита возможна против всех и каждого. Каждое лицо имеет право запретить, не дать согласия на распространение своего изображения. Исходя из этого, право на собственное изображение ограждает гражданина, от нежелательного для него опубликования, воспроизведения и распространения произведения, в котором он изображен. Таким образом, защищается личный неимущественный интерес изображенного.[13]

При опубликовании, воспроизведении и распространении изображения лица без его согласия, гражданин вправе требовать запрещения выпуска произведения, либо прекращения его распространения, либо иных действий, направленных на пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения. Так, например, если произведение выставлено на выставке, изображенное лицо, вправе требовать, ссылаясь на ст. 12 ГК РФ, чтобы произведение было снято с выставки. Это требование может быть предъявлено к лицу, нарушившему запрет на опубликование, воспроизведение и распространение произведения без согласия изображенного. Наряду с этим, лицо имеет право требовать компенсации причиненного морального вреда.

Некоторые авторы, считают, что лицо также имеет право требовать защиты чести и достоинства[14]. По мнению М. Н. Малеиной, прибегнуть к такому способу защиты становится возможным при искажении изображения лица. Мы позволим себе не согласиться с утверждением М. Н. Малеиной, поскольку считаем, что к данной ситуации неприменимо положение ст. 152 ГК РФ. Более подробно на рассмотрении этого вопроса мы остановимся чуть ниже.

В ст. 514 ГК РСФСР говорится об изображении лица лишь в произведении изобразительного искусства. Вместе с тем изображение может быть использовано в видео-, теле-, кинофильмах и передачах, фотографиях, голограммах и другими способами, не относящимися к произведениям изобразительного искусства. Действительно, как справедливо отметила Л. О. Красавчикова, редакция ст. 514 ГК РСФСР «несколько» отстает от современной жизни.[15] Актуальнее защитить гражданина не просто от демонстрации его изображения в произведении изобразительного искусства, но и в тех случаях, когда помимо своей воли гражданин оказывается запечатленным на фотографиях, кино- и телевизионных передачах и фильмах. Ведь как мы можем наблюдать фотографии известных моделей, «звезд» кино и эстрады, оказываются на упаковках игральных карт, на обложках аудио кассет, на пакетах, открытках помимо согласия изображенного.

На возможность расширительного толкования данной нормы указывалось и ранее. Отмечалось, что это право распространяется на любое изображение гражданина средствами живописи, ваяния, а также фотографии и на произведения, полученные способами аналогичными фотографии[16]. Поскольку именно фотоснимки, сделанные без ведома и согласия фотографируемого лица, могут при их распространении особенно остро нарушить его личные неимущественные интересы.

В настоящее время изобразительное искусство, бесспорно, включает и фотографические произведения, разумеется, при соблюдении основного требования, предъявляемого к объекту авторского права – наличие творчества. Однако, как уже было отмечено, распространение изображения возможно не только в произведении изобразительного искусства.

В настоящее время ст. 514 ГК РСФСР толкуется расширительно, что позволяет использовать ее для защиты нарушенного права независимо от способа распространения изображения. В этой связи интерес представляет приведенный Л. О. Красавчиковой, пример из судебной практики[17]. Так, заслуженный летчик-испытатель, Герой Советского Союза С. Блюзнюк обнаружил свою фотографию, которая служила фоном для слогана «Вы доверяете цифрам? Доверяйте опыту!» в рекламе банка «Кредит-Москва». При этом ответчики в суде пояснили, что репутации летчика не могло повредить присутствие его изображения в рекламе надежного и опытного банка. Добиться пресечения указанной рекламы и выплаты денежной компенсации морального вреда истцу удалось благодаря применению ст. 514 ГК РСФСР и ст. 151 ГК РФ.

В практике встречаются случаи, когда помимо незаконного использования, демонстрации изображения лица, оскорбительный характер носит и сам способ такого использования (например, опубликование фото-сопровождения к статье, содержащей негативную информацию, которая в связи с этим может быть истолкована применительно к изображенному в ней лицу). При такой ситуации вред причиняется и иным нематериальным благам, таким, в частности, как честь, достоинство и деловая репутация.

В этой связи интерес представляет дело по иску Б. к учредителю читинской газеты «Экстра», о защите чести, достоинства, деловой репутации и компенсации морального вреда.[18] В данной газете была опубликована статья «Грабьте на здоровье!», в которой речь шла о проблемах привлечения к уголовной ответственности правонарушителей, в частности, занимающихся шапочными грабежами, процветанию криминального рецидива, которому потворствует, по мнению автора статьи, правоохранительные органы и государственная законотворческая система в целом. Под заголовком указанной статьи помещена фотография истца в форме сотрудника органов внутренних дел с заретушированными глазами и с женской шапкой на голове.

Считая, что действиями редакции газеты причинен урон его чести, достоинству и деловой репутации как гражданина и сотрудника милиции, а также причинен подрыв авторитета органов внутренних дел в целом, истец просит взыскать компенсацию морального вреда в размере 150 тыс. руб. и возложить на ответчика обязанность принести публичные извинения в средстве массовой информации.

Вынося решение о частичном удовлетворении требований истца, суд со ссылкой на ст. 15, 151, 152 ГК РФ указал: «…гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство и деловую репутацию сведений, если распространивший такие сведения не докажет, что они соответствуют действительности… Если сведения распространены в средствах массовой информации, то гражданин вправе требовать опровержения этих сведений». То есть суд отнес публикацию фото-сопровождения истца к сведениям, подлежащим опровержению в порядке ст. 152 ГК РФ. Мы не оспариваем тот факт, что сведения, подлежащие опровержению, могут содержаться в высказываниях, письменных документах, рисунке, кино-, фотомонтаже, и др. Но в данном случае на фото-сопровождении к статье был изображен лишь истец, признавать такие сведения не соответствующими действительности, значит утверждать, что это не истец, или что он не носит женской шапки? Кроме того, если бы суд, признал, не соответствующими действительности, порочащими честь и достоинство истца сведения, которые содержались в статье, он бы указал на это в решении.

Суд частично удовлетворил требования истца о компенсации морального вреда. В требовании о принесении публичного извинения ответчиком отказал на том основании, что данный способ защиты права не предусмотрен законом. Интерес представляет и указание суда о том, что требования поместить в очередном номере газеты «Экстра» в целях опровержения сведений, порочащих честь, достоинство и деловую репутацию Б., то есть информацию о том, что изображенный на фото-сопровождении к статье «Грабьте на здоровье!», опубликованной в № 2 за 9 января 2002 г., сотрудник милиции Б. не имеет личного отношения к содержанию названной статьи, истцом не заявлялись и в связи с этим не рассматриваются.

Однако, даже если бы такие требования и заявлялись, они не могут быть удовлетворены по основаниям, предусмотренным ст. 152 ГК РФ. В данном случае чести, достоинству и деловой репутации истца действительно был причинен вред, однако не распространением порочащих сведений (в смысле, предусмотренном ст. 152 ГК РФ), а незаконной публикацией фото-сопровождения истца к статье. Причем, уже сама форма такого фото-сопровождения (в женской шапке и с заретушированными глазами) является оскорбительной. И поскольку к такой ситуации правовой механизм опровержения сведений, определенный в ст. 152 ГК РФ, не может быть применен, возникает необходимость наполнения уже имеющихся норм ст. 514 ГК РСФСР, ст. 152 ГК РФ, новым содержанием.

В некоторых случаях, суды правильно определяют, что нарушено личное неимущественное право истца на собственное изображение и признают незаконным публикацию фото-сопровождения к статье, но при этом в решениях указывают на обязанность ответчика опубликовать извинение, набранное тем же шрифтом, что и текст статьи, например, следующего содержания: «Учредитель газеты «Ваша Реклама» Степанов М. А. приносит извинение члену церкви «Спасение в Иисусе» З. за публикацию ее фотографии к статье «Западня», опубликованной в газете №… от … г., без ее разрешения»[19].

В данном случае, суд Центрального района г. Читы, отказал в удовлетворении требований о защите чести и достоинства З., поскольку посчитал, что опубликованием указанной статьи не были затронуты честь и достоинство истицы, поскольку в статье имя истицы не упоминается, сведений, порочащих ее честь и достоинство как гражданина и как конкретного члена религиозной общественной организации не содержится.

Судебная коллегия по гражданским делам Читинского областного суда в определении, выражая свое несогласие с доводами суда первой инстанции, указала, что при рассмотрении данного спора суд не учел, что требование о защите чести и достоинства З. связывала не с публикацией в средстве массовой информации статьи, а с размещением к данной статье, по мнению истицы, негативного характера, ее фотографии. По мнению суда кассационной инстанции, размещение в средстве массовой информации фотографии в качестве иллюстрации к статье, несомненно, затрагивает права и интересы лица, запечатленного на фотографии, поскольку сведения, изложенные в статье, относятся и к лицу, изображенному на фотографическом снимке. Права и интересы лица затрагиваются даже в том случае, если в публикации не называется имя гражданина. В газетной публикации под названием «Западня» автор рассуждает о негативном влиянии одной из религиозных организаций города на членов этой организации. В качестве иллюстрации к статье помещена фотография истицы, которая запечатлена на ней во время службы. При таких обстоятельствах, сведения, изложенные в статье «Западня», имеют непосредственное отношение к истице, они затрагивают ее права и интересы. Данные сведения получили распространение в средстве массовой информации – газете. Исходя из этого, по мнению суда второй инстанции, у истицы есть все основания требовать опровержения этих сведений. Однако требования истицы о защите чести и достоинства удовлетворению не подлежат, поскольку (как было установлено) сведения, изложенные в статье, соответствуют действительности.

Даже приведенных примеров достаточно для того, чтобы понять – ситуация в этой сфере крайне неудовлетворительна. Такое положение обусловлено отсутствием в гл. 8 ГК РФ нормы, предусматривающей регулирование, охрану и защиту права на собственное изображение гражданина; несколько отстающим от современной жизни содержанием нормы ст. 514 ГК РСФСР; специфичным, узким по своему содержанию механизмом защиты чести, достоинства и деловой репутации, предусмотренном в ст. 152 ГК РФ.

Указанные обстоятельства создают определенные препятствия как для граждан, права которых в этой связи остаются без надлежащей защиты, так и для судей, которые вынуждены применять для защиты указанных отношений, нормы, которые не предусматривают соответствующего механизма для защиты нарушенного права и не обеспечивают надлежащего восстановления прав истцов. Для того чтобы избежать подобных ситуаций, необходимо предусмотреть в составе гл. 8 ГК РФ статью, направленную на регулирование, охрану и защиту интересов гражданина, чье изображение используется без его согласия любыми способами.

[1] Ведомости Верховного Совета РСФСР. 1964. № 24. Ст. 406.

[2] Ярошенко К. Б. Жизнь и здоровье под охраной закона. М., 1990. С. 13.

[3] Красавчикова Л. О. Перспективы и проблемы в регулировании личных неимущественных отношений по новому ГК РФ // Цивилистические записки: межвуз. сб. науч. тр. М., 2001. С. 62.

[4] Гражданско-правовая охрана интересов личности / отв. ред. Б. Б. Черепахин. М., 1969. С. 67-68.

[5] Тагайназаров Ш. Т. Гражданско-правовое регулирование личных неимущественных прав граждан в СССР. Душанбе, 1990. С. 171.

[6] Гражданско-правовая охрана интересов личности / отв. ред. Б. Б. Черепахин. С. 68.

[7] Малеина М. Н. Личные неимущественные права граждан: понятие, осуществление, защита. М., 2001. С. 130.

[8] Ведомости Съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. 1991. № 16. Ст. 503.

[9] Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1992. № 7. Ст. 300.

[10] Гражданско-правовая охрана интересов личности / отв. ред. Б. Б. Черепахин. С. 67.

[11] Там же. С. 69.

[12] Тагайназаров Ш. Т. Указ. соч. С. 170.

[13] Гражданско-правовая охрана интересов личности / отв. ред. Б. Б. Черепахин. С. 68.

[14] Малеина М. Н. Указ. соч. С. 134.

[15] Красавчикова Л. О. Указ. соч. С. 62.

[16] Гражданско-правовая охрана интересов личности / отв. ред. Б. Б. Черепахин. С. 69.

[17] Красавчикова Л. О. Указ. соч. С. 62.

[18] Дело № 2-537-03 // Архив суда Центрального района г. Читы.

[19] Определение судебной коллегии по гражданским делам Читинского областного суда от 8 августа 2001 г. // Дело (наряд) № 05-03 с копиями кассационных определений, которыми изменены решения районных судов. 2001. Т.1. С. 97-99.

Источник информации: Юридический институт ИГУ. Сибирский Юридический Вестник. (http://www.lawinstitut.ru/ru/science/vestnik/20044/dianova.html

на верх

Business Key Top Sites